«РУСКОМПОЗИТ»: первым делом – рынок, а концепция – потом

Будет спрос в ключевых российских отраслях на продукты аддитивных технологий – будет и предложение расти, и актуализируется задача разработки концепции развития данной сферы,– полагают эксперты Группы компаний «Рускомпозит». В экспертном опросе «Умпро» приняли участие директор по развитию ГК «РУСКОМПОЗИТ» Павел Серватинский и ведущий инженер-технолог научно-исследовательского центра ГК «РУСКОМПОЗИТ» Анна Иванова.

– По оценкам экспертов, Россия пока в целом отстает в части внедрения аддитивных технологий от стран-лидеров в этом сегменте. Насколько, на ваш взгляд, критично это отставание? И какие проекты ГК «РУСКОМПОЗИТ» в ближайшей перспективе позволят сократить это отставание или даже вывести российских потребителей вашей продукции в лидеры в этой сфере?

Анна Иванова:Ведущий инженер-технолог научно-исследовательского центра ГК «РУСКОМПОЗИТ» Анна Иванова

– Говорить о нашем отставании в целом вряд ли корректно, здесь необходимы принципиальные уточнения. Итак, продукты аддитивных технологий и послойного синтеза условно можно поделить на две большие группы: конструкционные изделия и прототипы. К первой группе относятся продукты, способные нести нагрузки, выполнять определенные функции и быть деталями механизмов либо полностью составлять корпуса, к примеру, ветрогенерирующих установок, самолетов и ракет, органов и тканей организма человека или животного. Вторая группа – прототипы – это макетные копии больших или малых промышленных объектов, главными функциями которых являются визуализация инженерного решения в заданном масштабе и применение в лабораторных испытаниях при расчете допустимых нагрузок.

Так вот, если говорить о прототипировании, то можно констатировать, что в этом сегменте темпы развития России совпадают с общемировыми. В столичных и крупных региональных университетах и научно-исследовательских институтах в процессе обучения и НИОКР используются 3D-принтеры, молодых специалистов и студентов учат работать в специализированных компьютерных программах. А вот сегмент конструкционных материалов, произведенных методами послойного синтеза, по объективным причинам во всем мире развивается очень медленно. Но если, например, в США, Японии или Китае это развитие как-то стимулируется параллельным развитием рынков применения аддитивных компонентов, то в странах Европы, СНГ и России – пока нет.

Директор по развитию ГК «РУСКОМПОЗИТ» Павел СерватинскийПавел Серватинский:

– Мы присматриваемся к 3D-технологиям. Сейчас прорабатываем тему создания технологии 3D-ткачества. В нашем ассортименте уже есть мультиаксиальные ткани. Они применяются при производстве композитных корпусов маломерных судов, емкостей, композитных плит и конструкций, мостов и пешеходных переходов. Продукты 3D-ткачества будут востребованы для этих направлений.

– До 40% имеющегося в мире оборудования для AF-технологий задействовано в производствах на территории США. Каким образом американцам удается удерживать тотальное превосходство в этом сегменте? И что из их опыта реально перенять в России?

Анна Иванова:

– Здесь можно обозначить как минимум две основные причины. Во-первых, это объемы финансирования. Лишь один из характерных примеров: несколько лет назад ведущий технологический университет – MIT – получил из бюджета США грант на развитие аддитивных технологий объемом в 1 млрд долларов. Кроме того, многие научные исследования финансируются из частных фондов. В нашей же стране до сих пор было мало предпринимателей, готовых серьезно вкладываться в науку, а в связи с изменениями в законодательстве (законопроект о принудительном закрытии «нежелательных организаций», в числе которых оказался фонд «Династия», финансирующий фундаментальную науку в России. – Прим. ред.) их, наверное, станет еще меньше. Во-вторых, в США в большей степени развита система трансфера фундаментальных исследований в область прикладных. Практически каждое исследование проводится под конкретный бизнес-проект или несколько проектов. Отсюда и частные инвестиции. К тому же в Штатах развитие новых технологий подстегивается их моментальным применением. Например, ученый проводит эксперимент с траекторией движения зрачка и реакцией на свет. Вроде бы медицинское исследование, а оно ложится в основу ай-трекинг-технологий для веб-индустрии, его результаты используют, чтобы создать очки Google и так далее. То есть вокруг исследования в какой-то одной научной области формируется бизнес-сообщество из представителей разных отраслей и сегментов. У нас пока такого не наблюдается. К сожалению, многие качественные научные работы остаются внутри институтов и не коммерциализируются.

Послойная филаментная намотка при производстве стеклопластиковых емкостей и установок очистки промышленных сточных вод может в дальнейшем быть заменена на 3D-печать этого вида продукцииВ США уже сложилась практика применения инноваций. Появился 3D-принтер, и тут рождаются идеи: давайте попробуем заменить гипсовый фиксатор полимерным, напечатанным на 3D-принтере, давайте попробуем напечатать скульптуру Давида или создать произведение современного искусства на 3D-принтере и так далее. Речь о том, что общество, бизнес и контролирующие организации легче воспринимают эксперименты с новыми технологиями и используют это как повод для своего медийного продвижения, поднятия рейтингов.

– Сейчас наиболее актуальна проблема импортозамещения в ключевых отраслях промышленности. На ваш взгляд, насколько реально в ближайшей перспективе решение этой проблемы в сфере производства отечественного оборудования и необходимых материалов для аддитивных технологий? И возможна ли все же, невзирая на режим санкций, реализация проектов кооперации в этой сфере с мировыми производителями?

Павел Серватинский:

– В вопросе сделан правильный акцент на ключевых отраслях промышленности. Вопросы развития производства и импортозамещения коррелируются наличием спроса. Будет спрос в ключевых российских отраслях на продукты аддитивных технологий – будет и предложение расти. В настоящий момент экономику нашей страны, по большому счету, образуют нефтегазодобывающая промышленность, транспорт углеводородного сырья, оборонная промышленность, металлургия. Как только будет сформирован их запрос на 3D-печать, предполагающий не просто умозрительный интерес, а существенные объемы закупок, бизнес и наука вплотную начнут работать над импортозамещением в этой сфере.

Анна Иванова:

– В наше время передовые технологии имеют глобальные рынки сбыта, их развитие предполагает конкуренцию и обмен опытом на мировом уровне, а процесс обучения – «без границ». Поэтому, даже если мы говорим о целях импортозамещения, без обмена опытом, сотрудничества и совместных проектов с коллегами из разных стран технологическое развитие внутри нашей страны невозможно.

– Аддитивные технологии являются инновационными по своей сути, поскольку сами позволяют генерировать новые технологии и соединять их в определенные технологические цепочки. Пожалуйста, приведите соответствующие примеры из деятельности ГК «РУСКОМПОЗИТ».

Павел Серватинский:

– Мы сравнительно недавно стали присматриваться к аддитивным технологиям как к чему-то применимому для производства и продвижения нашей продукции. Например, модели, произведенные методом послойного синтеза, можно использовать для расчетов и предварительных испытаний, для презентации и согласования архитектуры последующих готовых изделий. Кроме того, наши готовые продукты, как правило, массивные – композитные мосты, к примеру, или мобильные дорожные покрытия. Их точные копии, вышедшие из 3D-принтера, могут быть использованы на выставках в качестве подробного демонстрационного макета. Это в плане экономии времени средств выгоднее, чем чертить, резать, клеить макеты из бумаги и пластика. Но самое главное, это и по материалу ближе к нашей продукции, так как состав порошков для 3D-печати можно подобрать под полимерно-композитную матрицу конечного продукта.

– AF-технологии – это не только и не столько 3D-принтер, но и важная часть 3D-среды, в которой происходит рождение нового продукта – от замысла конструктора до материализации его идей в серийном производстве. Какими, на ваш взгляд, должны быть составляющие этой среды и как они должны взаимодействовать? Пожалуйста, расскажите об опыте формирования этой среды в ГК «РУСКОМПОЗИТ».

Павел Серватинский:

– 3D-среда должна формироваться из тех компонентов, которые нужны на каждом из этапов производства. Как вы заметили – от замысла конструктора. Или даже еще раньше, когда еще не сформулирована идея продукта и нет описания свойств, которым он должен обладать, но уже выясняется потребность потребителя – какую его проблему должен решить создаваемый продукт.

Элементами 3D-среды должны быть программное обеспечение для инженеров-конструкторов, элементные базы материалов, которые будут в составе конечного продукта, чтобы уже на момент создания 3D-модели можно было рассчитать, сколько каких веществ понадобится при производстве, каких прочностных показателей при этом конструктивном решении и составе материалов можно добиться, и так далее. Также элементами этой среды являются промежуточные этапы производства – создание прототипов, лабораторные испытания. Без участия инженеров-химиков, технологов, конструкторов невозможно создать такой софт.

Монтаж установки вакуумной инфузии в цехе мостостроения завода Тверьстеклопластик Группы компаний «РУСКОМПОЗИТ»Здесь, кстати, нам, «композитчикам», есть чем поделиться с коллегами из IT-сферы и новой зарождающейся сферы аддитивных технологий. У нас накоплен огромный багаж знаний по полимерным матрицам, по техническим характеристикам и потребительским свойствам материалов. Мы готовы к сотрудничеству.

И еще один элемент среды – это обучение специалистов и создание единой базы знаний. Для инновационных отраслей это всегда актуально. Принято почему-то считать, что открытость – это угроза, мы приучены скрывать свои наработки, прикрываясь формулировками типа «коммерческая тайна». Но по факту, если каждый производитель будет вариться в своем соку, мы никогда не сможем продвинуть отрасль на новый уровень.

– Эксперты говорят о необходимости создания национальной концепции цифрового производства, специального технологического оборудования, а также единых подходов и стандартов, позволяющих обеспечить сквозной цикл проектирования и производства инновационной продукции. Что, на ваш взгляд, наиболее важно отразить в этой концепции? Как необходимо в ее рамках выстраивать государственно-частное партнерство в деле создания новой отрасли? Целесообразно ли создание в России национальной ассоциации по аддитивным технологиям?

Павел Серватинский:

– Прежде чем создавать ассоциации и разрабатывать концепции, нужно понять, кто заказчик и потребитель продуктов, созданных с применением аддитивных технологий, и сколько этот потребитель готов за это заплатить. Если нет рынка, концептуальные документы и проекты в рамках государственно-частного партнерства не имеют смысла. И когда можно будет уверенно констатировать, что спрос формируется, придет время разработки концепций, и при этом будет необходимо учитывать векторы развития других отраслей, например, IT-сферы, металлообработки и т.д. Аддитивные технологии – это шаг в будущее. А будущее, если оно будет развиваться по тем стратегиям и форсайтам, которые есть сегодня, подразумевает глобализацию рынков сбыта, глобализацию технологий.

Версия для печати
Авторы: Светлана БАКАРДЖИЕВА
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: