Проблемы российского инжиниринга, или Почему в Англии ружья кирпичом не чистят

«Россия – принципиально не реформируемая страна», – это утверждение, закрепившееся в общественном мнении, уже воспринимается как правило. Вся наша история – это бесконечное догоняющее развитие, копирование западных технологий и образцов техники, при этом в нашем движении заметно четкое чередование двух циклов «реформы – заморозка». Потом опять реформы и опять заморозка.

После известных событий на Украине и введения западными странами санкций против российских предприятий военно-промышленного комплекса первыми пострадали лучшие инжиниринговые компании России. Многие из них испытывают серьезнейшие финансовые трудности. Здесь сыграли свою роль несколько факторов. Первый – прямое следствие санкций. Отечественные лидеры рынка инжиниринговых услуг, естественно, ориентировались на самые высокие мировые технологии, которые в реальности и обеспечивали технологический прорыв. Но именно с этими технологиями и возникли проблемы с получением экспортных лицензий в развитых странах. Второй фактор – это девальвация рубля. Понятно, что это было отчасти сделано в интересах экспортеров, в основном из сырьевого сектора. А высокотехнологичные компании, имевшие высокую интеграцию с иностранными компаниями, в результате попали в самую критическую ситуацию. Третий фактор – это фактическая ориентированность российского правительства на помощь только банкам и нефтегазовому сектору. Несмотря на огромное значение для национальной экономики инжиниринговых компаний, осуществляющих модернизацию промышленности, на политическом уровне некому оказалось лоббировать их интересы. Ну и, конечно, сказались общий экономический спад и замораживание многих инновационных планов.

Эти четыре фактора поставили инжиниринговые компании на грань выживания, привели к остановке многих их проектов, сокращению персонала.

Российские инжиниринговые компании только-только стали выходить на рынки других стран, активно встраиваться в мировую экономику. Этот сектор только-только вышел на уровень, позволяющий конкурировать с западными и японскими компаниями, и тут такой обвал!

Если мы говорим о машиностроении, то инжиниринговых компаний, в статусе национальных лидеров можно по пальцам пересчитать. В их числе «Пумори» из Екатеринбурга, «Солвер» из Воронежа, «Остек» и «Финвал» из Москвы и еще некоторые другие. В связи с этим в Москве заговорили о создании национальных и региональных ассоциаций инжиниринга и промышленного дизайна. Заговорили о необходимости иметь общенациональные СМИ, как информационные площадки, где обсуждаются стратегии модернизации высокотехнологичных машиностроительных предприятий, формируется единый понятийный ряд и единый технический язык, без чего невозможна новая национальная индустриализация. Заговорили о создании лобби, отстаивающего интересы инжиниринговых компаний, способствующего развитию рынка инжиниринга.

Без технических и промышленных журналов не бывает национальной инженерной и производственной культуры – важнейшей составляющей общей конкурентоспособности национальной экономики и обороноспособности страны. К примеру, наш журнал распространяется на высокотехнологичных предприятиях Таможенного Союза (России, Беларуси и Казахстана), что отчасти обеспечивает развитие внутренней кооперации и стандартизации управленческих, организационных и инженерных подходов.

Сейчас в политическом классе и правительственных кругах формируется мнение о необходимости адресной поддержки инжиниринговых компаний, осуществляющих проекты модернизации национальной промышленности. Все это позволяет надеяться, что Россия сможет преодолеть свое технологическое проклятие. В чем оно выражается?

К примеру, еще в начале XIX века Тульский оружейный завод производил вполне современные по тем временам ружья. Но спустя двадцать лет его продукция была уже безнадежно устаревшей. Американский историк науки Лорен Р. Грэхэм в своей книге «Сможет ли Россия конкурировать?» на этом примере объясняет, в чем причины технологической отсталости России и почему ее не спасает даже иностранное управление и иностранные технологии.

Российская модель технологической модернизации в формате чередования резких взлетов и последующей стагнации сформировалась очень давно – еще в XVII веке. Российские цари, начиная с Петра Первого, стремились организовать производство современного оружия, прежде всего для успешного ведения боевых действий против соседей. До этого приемы войны менялись очень редко, победу определяло умение держаться в седле и владение мечом и луком, да стратегическая выучка войск и талант полководцев. Но с XVII века стало очевидно, что победа куется часто не на поле брани, а в головах инженеров и производственников, которые опережают своих конкурентов. Крымскую войну Россия проиграла, хотя у нее тогда был самый мощный парусный флот в мире. Но противник приплыл на броненосцах. И исход войны был предрешен.

Теперь настала эра соревнования инженерных школ.

Для создания современного производства русские цари часто приглашали на работу иностранных специалистов, строивших в России заводы по самым последним стандартам того времени. То же самое мы наблюдали и в эпоху индустриализации ХХ века. Руководители государства надеялись, что военный потенциал сохранится и в последующие годы, после отъезда иностранных специалистов. Однако русские оружейные заводы вынуждены были действовать в реалиях нашей действительности, и каждый раз постепенно отставали от западных конкурентов, что сказывалось на качестве производимой ими продукции.

«Оружейный завод в Туле был усовершенствован до такой степени, что с ним не может сравниться ни одно другое предприятие по производству оружия в мире» (из доклада специалиста, инспектировавшего Тульский оружейный завод, императору Николаю I, 1826 год). «Мне было страшно смотреть, как винтовки Минье стирали с лица Земли колонны русских,… чьи оружейные залпы даже наполовину не долетали до противника, когда они устремились в атаку» (из письма английского офицера, участника сражения при Инкермане во время Крымской войны, 1855 год)

То есть, в 1826 году оружие, производившееся на Тульском оружейном заводе, было лучшим в мире. Но через 29 лет русские войска использовали ружья, которые уже по всем параметрам уступали ружьям противника. Как это объяснить?

Все как обычно. Император, усыпленный шапкозакидательскими докладами, ослабил внимание к заводу, и мировые инновации, которые внедрялись в это время в сфере производства оружия, прошли мимо российских заводов. Результат – гибель многих тысяч русских солдат и национальный позор после пора-жения в Крымской кампании.

Это один из примеров скачкообразной траектории развития, характерной для российской промышленности в целом.

Лорен Р. Грэхэм говорит в своей книге: «Успех конкретной технологии, который обычно означает получение прибыли в условиях конкурентного рынка, происходит за стенами исследовательских лабораторий, в социальной и экономической общественной среде. Преуспеть в этом русским не удается. Где российские Томас Эдисон, Билл Гейтс или Стив Джобс? Они были и есть, но вы никогда о них не слышали, потому что эти люди потерпели крах, когда попытались коммерциализировать свои изобретения в России».

Для технологического устойчивого развития нужны определенные институты в виде ряда поддерживающих общественных факторов: экономических, юридических, организационных, политических. Само общество должно беречь свои инженерные школы, ценить такие качества своих членов, как способность к изобретению и практичность.

Нам нужно разрушить некоторые мифы, которые утвердились в последние годы в нашем обществе. Например, что нерегулируемый рынок решает все экономические проблемы развития. Дикий рынок никоим образом не способствует инновационному развитию. Внимательное изучение опыта функционирования развитых экономик показывает, что у них есть скрытые механизмы, которые позволяют не считать «катастрофой» случаи коммерческой неудачи инноваций. Правительству важнее не конкретная эффективность вложений госсредств, а поддержание в обществе «духа инноваций». При этом надо осознано исходить из того, что не больше 20% от общего числа разработок окажутся востребованными. Известное правило: 80% урожая винограда получают от 20% лоз. Это соотношение распространяется на все сферы. 80% открытий делают всего 20% ученых. Но без этой массы «неудачников» не бывает и победителей. Это истина, которая должно лежать в основе государственной политики поддержки инноваций.

Но неверны и мифы противоположного толка, что инновации возможны только благодаря «ручному управлению» президента или правительства. Современная экономика слишком сложная штука, которой невозможно управлять вручную. Нужна тонкая «настройка» всех общественных институтов для реализации инновационного сценария развития страны. Эта настройка лежит не только в плоскости экономических и финансовых решений. Она должна быть поддержана и идеологией, общественными настроениями и стереотипами поведения. Это большая работа. И это как раз зона ответственности руководителей государства.

Инновации и технологии развиваются там, где они приносят пользу – реальную пользу – максимально широкому кругу людей. А не абстракциям вроде «государства», за которыми всегда, как это ни печально, скрывается некий узкий привилегированный класс. Инновации и технологическое мировое лидерство возможно только в обществах, где есть множество центров принятия решений, то есть в децентрализованных обществах.

Для перехода России на инновационные рельсы общество надо перекодировать. Оно должно быть терпимым к изменениям, трансформациям. В обществе надо воспитывать класс новаторов.

Да и сама экономическая система должна защищать интеллектуальную собственность и вознаграждать изобретателей.

Но самое главное на сегодня – это все же самоорганизация самого инженерного сообщества, переход от отношений конкуренции к отношениям сотрудничества в вопросах формирования и регулирования рынка инжиниринговых и консалтинговых услуг. Политическая и экономическая поддержка от государства и общества появится скоро, если бизнес, работающий в сфере наукоемких технологий, внятно сформулирует свои требования и предложения.

А пока ждем от руководителей предприятий мнений и предложений по поднятой теме.

 


Экспертное мнение

 

Не стоит отрезать здоровую ногу

Российские компании реагируют на начавшийся экономический кризис вполне предсказуемым образом: они увольняют людей, а также урезают расходы на модернизацию, на рекламу, обучение и консультирование, исследования и разработки. На первый взгляд эти решения кажутся верными, но на практике чаще всего это приводит только к ухудшению ситуации. Безусловно, вам придется обследовать свою организацию и выявить неэффективные участки. Но крайне нерационально сокращать эффективные направления сектора, хороших специалистов ради решения сиюминутных задач по экономии средств. Кризис рано или поздно закончится, но сколько вам придется затратить, чтобы набрать и обучить новых сотрудников? Более разумным представляется, когда владельцы бизнеса в кризис, оптимизируя расходы, наращивают и рекламу, и программы модернизации. Это часто бывает единственной стратегией, позволяющей выйти из кризиса с прибылью.

В среде ведущих российских инжиниринговых компаний, оказавшихся на острие кризиса, сегодня обсуждается идея более тесного взаимодействия для создания рынка инжиниринга, инженерного консалтинга, внедрения в практику модернизации национальной промышленности «проектного» метода.

Комментарий главного конструктора компании инженерного консалтинга «Солвер», доктора технических наук, соавтора книги «Инженерный консалтинг» Радислава Бирбраера:

– Самая сложная задача любой машиностроительной и инжиниринговой компании — это создание организационной культуры. Кризис действительно заставляет взглянуть на многое по-другому. Сегодня приходит осознание того факта, что часто бессмысленно менять один станок на другой, одного специалиста на другого. Не бывает плохих солдат, бывают лишь плохие генералы. При модернизации производств «Солвер» использует принципы инженерного консалтинга. Суть его в том, что мы рассматриваем предприятие как систему, где взаимодействуют технические средства и люди. Важно не столько делать частные улучшения, сколько добиваться заданных экономических показателей всего предприятия. Мы в идеальном случае при работе на предприятиях используем методологию Элияху Голдратта – Theory of Constraints – для поиска узких мест в производственной системе. Нами в свое время был сформулирован принцип «Трех проектов», который позволяет нашим специалистам в сотрудничестве со специалистами предприятий осуществлять управляемый процесс модернизации, с достижением заданных экономических параметров. В отличие от традиционного инжиниринга, на выходе у нас не только поставленные станки, инструменты и оснастка, но и программы управления и обученный персонал предприятия, который сертифицирован на выполнение всех техпроцессов. Кроме этого, результатом проекта является пакет нормативной документации, стандарты предприятий, нормы времени как на основные, так и вспомогательные операции. Последнее время мы стали продвигать на рынок навигатор производственных процессов HNC IMPAKT, позволяющий производственному персоналу иметь оперативный доступ к лучшим производственным практикам. Навигатор обеспечивает и контроль за действиями производственного персонала на предмет соответствия исполнения им этих лучших практик.

Такой подход к модернизации можно назвать «проектным подходом». При его использовании владельцы бизнеса и государство, в случае государственных вложений в модернизацию компании, получают гарантии эффективности этих инвестиций. Это очень важно.

Сегодня в России есть еще несколько инжиниринговых компаний, которые разделяют нашу философию, реализуют «проектные» подходы при модернизации производств. Это позволяет формировать рынок проектного инженерного консалтинга. Было бы чрезвычайно полезно обмениваться опытом и стандартизировать методологии модернизации.

Для промышленного производства наши подходы открывают огромные возможности по реальному импортозамещению: как правило, после нашей работы производительность труда на предприятиях возрастает кратно и зачастую только путем увеличения загрузки существующего оборудования, так что вполне возможно отказаться от закупки новых импортных станков. Согласитесь, это в условиях кризиса дает дополнительный шанс роста эффективности.

В вопросах распространения инженерной культуры, согласования методик мы готовы сотрудничать с нашими коллегами. Повышение общей производственной культуры будет на пользу всем участникам рынка.

 

Комментарий генерального директора Уральской машиностроительной компании «Пумори», кандидата экономических наук Александра Баландина:

– Сегодня для инжиниринговых компаний в силу ряда политических событий наступили непростые времена. Мы всегда работали на самом пике высоких технологий машиностроения, во взаимодействии с нашими партнерами компания «Пумори» обеспечивала научно-технический уровень проектов в соответствии с лучшими мировыми образцами. Понятно, что мы первыми пострадали от санкций. Да, сегодня мы не всегда встречаем адекватную реакцию наших российских партнеров на возникающие форс-мажорные обстоятельства, но тем не менее мы продолжаем выполнять свои договорные обязательства.

Сложившаяся ситуация требует от нас поиска новых ответов на возникшие вызовы. Возможно, этому бы способствовала более тесная координация ведущих инжиниринговых компаний. Нужно совместно формировать рынок инжиниринговых услуг, регламентировать многие процедуры модернизации машиностроительных предприятий. Это дало бы огромный экономический эффект, обеспечило возможность инвесторам, включая государство, быть уверенными в эффективности вложений и достижении необходимых экономических показателей.

Конечно, было бы полезно создание национальной ассоциации инжиниринговых компаний, разделяющих общую идеологию «проектных» подходов к модернизации машиностроения. Формирование этой «проектной» идеологии, этих новых подходов тоже предполагает наличие общенациональных технических СМИ, где бы эти проблемы обсуждались, анализировались. Организация такой дискуссии, на мой взгляд, должна быть одной из основных миссий ассоциации инжиниринговых компаний.

Однако надо отдавать себе отчет, что ассоциация будет эффективной только в том случае, если во главе станет авторитетный в среде промышленников специалист, способный доносить наши проблемы до самого высокого уровня в государстве. Будет такой руководитель – будет и ассоциация инжиниринга.

 

Комментарий генерального директора АО «ЭлТех СПб», кандидата физико-математических наук Алексея Трошина:

– Предмет деятельности нашей компании – промышленный инжиниринг, наша задача – внедрять уникальные для страны технологии и строить конкурентные предприятия. И «ЭлТех СПб» это делает, опираясь на математические расчеты, экономические показатели и маркетинговый анализ, опираясь на язык инжиниринга, а не интерпретации истории или мифов. Тем не менее лично я считаю, что история любой страны циклична, и не стоит утверждать, что подъемы и спады, реформы и застои – исключительно российская прерогатива. К тому же в России с ее огромной территорией и граничным евразийским положением споры об интенсивном и экстенсивном путях развития будут вестись вечно.

В то же время соглашусь: понятийный ряд в российском инжиниринге явно требует стандартизации. Ведь даже термин «инжиниринговая компания» у нас достаточно условен. К примеру, чем руководствуется дистрибьютор оборудования, переименовавший свою фирму в инжиниринговую? К сожалению, в большинстве случаев не соображениями развития бизнеса, а желанием использовать модное слово. Я в этом убедился, побывав в конце прошлого года на выставке «Фармтех» и пообщавшись с представителями многочисленных инжиниринговых компаний из числа участников выставки. Как оказалось, большинство этих компаний исходят из того, что, мол, просто торговать оборудованием уже не престижно, а вот инжиниринг – это да, звучит гордо. Только гордое название все-таки должно поддерживаться технологическими компетенциями, элементарным наличием профильных специалистов или хотя бы способностью работать с технологиями. А в нашем текущем состоянии 80% участников инжинирингового рынка для начала нужно научиться заниматься настоящим инжинирингом. Поэтому я считаю, что, к сожалению, рано нам объединяться и задумываться над лоббированием общих интересов: объединение сильных и слабых неминуемо приводит либо к исчезновению слабых, либо к ослаблению сильных.

Теперь по поводу доступа к новым технологиям. «ЭлТех» почти ко всем проектам привлекает отечественные либо иностранные вузы и центры технологических компетенций. Задача этих взаимоотношений – вычленить наиболее перспективные технологические решения, осуществить трансфер технологий и найти или создать центры дальнейшего развития этих технологий в России. В 2014 году мы работали в рамках более 40 базовых технологий, в большинстве из этих проектов были те или иные формы взаимоотношений с европейскими партнерами, никаких сложностей не было. В этом году мы тоже не заметили каких-то ограничений по технологическому партнерству на западном направлении. У меня все больше складывается впечатление, что суждения о чуть ли не технологическом эмбарго звучат исключительно из уст тех, кто в этом сфере никогда не работал.

Сегодня я вижу опасность в значительном удорожании и усложнении условий работы с финансовым сектором, приостановке масштабных инвестиционных проектов, а также незрелости отечественного рынка инжиниринговых услуг. Российские инжиниринговые компании ориентированы на внутренние потребности, хорошо действуют на развивающихся рынках, но там, где проектные стандарты, принятые правила игры в промышленном строительстве отличаются от привычных, все, к сожалению, пока проигрывают. Считаю, что в сложившихся условиях только наращивание компаниями собственных компетенций может стимулировать развитие отечественного инжинирингового рынка и в конечном счете вывести его на уровень конкуренции на равных с мировыми лидерами.

Версия для печати
Авторы: Геннадий КЛИМОВ
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: