Ментальные проблемы российских промышленников

Недавно сложилось так, что я, с разницей в несколько дней, побывал на двух мероприятиях, сравнивая которые можно понять как причины трагизма сегодняшнего состояния российской промышленности, так и ее перспективы.

Первое состоялось в Москве. Это было очередное собрание Ассоциации станкостроительной и инструментальной промышленности.

Надо сказать, что сама российская ассоциация «Станкоинструмент» во главе с президентом Георгием Самодуровым – одна из самых эффективных национальных промышленных ассоциаций. Она достаточно агрессивно лоббирует интересы своих членов в рамках Постановления Правительства РФ от 07.02.2011 №56. Согласно этому нормативному акту, «приобретение товаров, происходящих из иностранного государства или группы иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, в рамках размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд обороны страны и безопасности государства не допускается, за исключением случаев, когда производство соответствующих товаров, выполнение работ, оказание услуг на территории Российской Федерации отсутствуют или не соответствуют требованиям государственных заказчиков».

Однако, как выяснилось, более 300 заявок на поставку иностранных станков, аналоги которых имелись в России и которые по этой причине были отклонены комиссией Минпромторга, не обернулись никакой выгодой для отечественной промышленности. Предприятия российского ОПК либо отказались вовсе от покупки станков, либо находили обходные пути для покупки импортных. Эти цифры прозвучали на итоговом собрании ассоциации «Станкоинструмент». Трагизм в том, что выступающие после доклада руководители предприятий винили  правительство, энергетические монополии, но почти никто не задался вопросом: а почему у наших станков такая низкая репутация? Может, причина внутри отрасли?

Современные  руководители  всегда должны искать причину внутри, чтобы ее устранить и двигаться дальше. Но у большинства отечественных станкостроителей пока другие настроения.

На этом фоне состоявшийся в Рыбинске технологический форум «Инновации. Технологии. Производство»  выглядел  совсем по-другому.

Управляющий директор ОАО «НПО «Сатурн» Илья Федоров сформулировал три основные цели сегодняшнего дня, к которым стремится их компания. Во-первых, это развитие композиционных материалов, в-третьих, создание современной системы подготовки специалистов и непрерывного  обучения сотрудников. А вот второй пункт – особо важный для нашего разговора. Я много раз беседовал с Ильей Федоровым о тенденциях развития высокотехнологичных  компаний, но сегодня он сформулировал «новый тезис». «НПО «Сатурн» производит авиационные двигатели – это высшая компетенция любой высокоразвитой страны. Пока мы умеем производить ядерное оборудование и двигатели, мы можем считаться великой индустриальной державой. Илья Федоров заявил о необходимости перехода к совершенно иной системе кооперации между высокотехнологичными компаниями и станкостроителями. Он поставил цель добиться того, чтобы новые двигатели проектировались одновременно с новыми станками, на которых будут производиться эти новые двигатели.

В условиях современных  CAD/CAM-систем эта цель вполне реальна и достаточно эффективно реализуется. Но это требует совершенно иного уровня производственной кооперации и интеграционных связей. Не думаю, что в России есть станкостроительные компании, которые готовы уже сегодня к такой работе, а вот германские станкостроители высказали неподдельный интерес. Мы встретили в Рыбинске руководителей более 20 фирм из Силезии.

Репутация отечественного машиностроения складывается из многих факторов: репутации страны, отрасли, территории, самой компании, продукции. Важным является и стиль работы менеджеров компании, их умение рекламировать и брендировать компанию и выпускаемую продукцию. Без этого не бывает успеха на конкурентных рынках.

На круглом столе в рамках Международного технологического форума «Инновации. Технологии. Производство» ряд руководителей технических журналов решили учредить ассоциацию «Промышленные СМИ». Отсутствие национальных глобальных промышленных СМИ привело к тому, что в России сегодня отсутствует даже некий общий технический язык, понятийный ряд, который бы однозначно толковался всеми производственниками. В промышленности существуют и серьезные проблемы ментальности руководителей. Они никак не могут понять, что стоимость их продукции определяется не себестоимостью, а капитализацией их бренда. Поэтому – такие трудности с выходом на конкурентные, особенно иностранные, рынки.

Всегда привожу такой пример. В магазине лежат на прилавке две дрели: одна японская, другая болгарская. Японская дрель на несколько тысяч дороже. Вы думаете, ее потребительские свойства лучше? Не в этом дело. Стоимость добавляет бренд страны Японии. В современном мире цена товара – это цена бренда, она почти не имеет отношения ни к себестоимости, ни к потребительским качествам.

В Японии и Германии существует механизм, который позволяет предприятиям, вкладывающим средства в брендирование, компенсировать часть затрат. Есть такой механизм и в Казахстане. Мы обращаемся в Минпромторг с просьбой предусмотреть в рамках нового закона о промышленной политике такой механизм компенсаций. Закон, который сейчас разрабатывается, декларирует, что он должен уравнять возможности национальной промышленности и промышленности конкурирующих стран, – хотелось бы создать равные условия и в этом. Необходим  механизм компенсации предприятиям части затрат на рекламу и брендирование из специальных фондов. Российские и зарубежные производители должны находиться хотя бы в равных условиях.

Илья Федоров вновь говорил о том, что есть проблемы с информацией по самолету Sukhoi Superjet 100. Создается впечатление, что российский сектор СМИ проводит политику дискредитации этого самолета. Думаю, что это общее отношение к отечественному. Причина в этом, что у нас ни бизнес, ни государство не занимаются созданием репутации своей промышленности. Это надо как-то преодолеть. Необходимо помочь вернуться в общественное пространство тематике созидания, тематике промышленности, науки. У нас сейчас не престижно работать на производстве, все ищут другую работу. Этой проблемой тоже надо заниматься.

Существующая ситуация в СМИ не способствует ни развитию промышленности, ни продвижению продукции, ни профориентации. И требуется экстренное вмешательство, чтобы ее переломить. Есть три задачи промышленной журналистики: информирование, аналитика и осмысление. Но эту работу кто-то должен финансировать. Ибо самое в итоге дорогое слово – это «бесплатно».

В промышленности скоро встанут и новые проблемы в связи с нарастанием конкуренции при переходе к умным производствам. Сейчас фирма инженерного консалтинга «Солвер», которая разрабатывает принципы умного производства, сделала гигантский технологический прорыв. Он скоро изменит  индустриальное лицо мира. Главным конструктором компании «Солвер» Радиславом Бирбраером были созданы «информационные киоски», которые устанавливаются непосредственно на рабочих местах. Эти киоски подсказывают персоналу, как и в какие сроки надо выполнять те или иные операции (в том числе и те, которые никогда раньше не нормировались), и при этом они накапливают лучший производственный опыт, его сохраняют для «новых поколений» и «будущих  сотрудников». Это совершенно иная ситуация, когда производственный опыт не теряется при смене поколений или увольнении даже самых лучших рабочих и инженеров. Благодаря разработкам компании «Солвер»« трансформация промышленного производства, переход на умные технологии произойдет с очень высокой скоростью. Промышленность в связи с изобретением  «киосков» ждет то, что пережило общество во время наступления эры компьютеров.

Теперь в конкуренции будет побеждать тот, кто первым начнет «гуманитарные» исследования роли человека в условиях производства. Какие формы стимулирования труда эффективны и действенны? Какова роль и значение социальной сферы? Как создавать и регулировать психологический климат в коллективе, создавать дух команды, взаимовыручки? Все эти знания переходят из сферы таланта руководителя в сферу формальных правил и алгоритмов. Поэтому возникает потребность в научном гуманитарном подходе к построению умного производства.

И еще что важно понять  руководителям производственных компаний. Мир изменился, он стал глобальным и открытым. Нет никакого будущего у машиностроительных компаний, которые не осуществляют экспансию на мировые рынки. Именно мировые! Для этого следует научиться пользоваться всеми инструментами, существующими в мировой торговле. На сегодня даже возможностями ВТО российские промышленники пользоваться не умеют. Поэтому в этом номере журнала мы публикуем материалы специалистов, которые дают практические советы о ведении экспортной деятельности, об использовании принципов таможенного регулирования (см. стр. 71-79). Уметь ими пользоваться необходимо для повышения конкурентоспособности российского машиностроения.

Это начало большого разговора, следите за нашими публикациями.


ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

Комментарий по теме от начальника отдела тарифного регулирования промышленных товаров Сводного департамента анализа и регулирования внешнеэкономической деятельности  Ларисы Аксеновой.

– Расскажите о принципах тарифного регулирования импорта машин и механизмов (эскалации тарифов и пр.) в РФ с учетом требований Таможенного союза и ВТО.

 – В целом при разработке предложений по уровню ставок ввозных таможенных пошлин целесообразно исходить из следующих принципов:

– соблюдение принципа эскалации таможенного тарифа, заключающегося в том, что ставки ввозных таможенных пошлин на большинство готовых изделий должны быть выше ставок на сырье или комплектующие элементы, из которых они изготавливаются.

Единый таможенный тариф Таможенного союза (далее – ЕТТ ТС) в целом  построен с учетом принципа эскалации, т.е. прогрессивного повышения уровня таможенного обложения товаров в зависимости от степени их переработки. Это должно обеспечивать стимулирование ввоза в страну сырья и полуфабрикатов и обеспечение защиты производителей готовой продукции от внешней конкуренции.

В ЕТТ ТС, как правило, на сырье и полуфабрикаты ставки установлены на уровне 0-5%, полуфабрикаты и комплектующие – 5-15%, готовые изделия 15-20%.

Вместе с тем существуют отдельные отступления от принципа эскалации тарифа.  Это связано с тем, что зачастую товары, представляющие собой конечный продукт для одной отрасли, для другой являются сырьем, полуфабрикатом или комплектующим изделием. Это касается многих отраслей промышленности и, прежде всего, металлургической, лесоперерабатывающей, фармацевтической, микроэлектроники, нефтехимии и т.д.

Другим фактором, серьезно затрудняющим обеспечение эскалации тарифа, является реализация масштабных задач, определяемых государством в качестве приоритетных на определенных этапах развития экономики;

– необходимость обложения минимальными ставками ввозных таможенных пошлин технологического оборудования и сырьевых материалов, производство которых в РФ отсутствует и в ближайшей и среднесрочной перспективе не планируется.

27 ноября 2009 г. в Минске главами государств России, Беларуси и Казахстана подписан ряд решений о формировании Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана, в том числе утвержден Единый таможенный тариф Таможенного союза, вступивший в силу с 1 января 2010 года.

В связи с этим с 1 января 2010 г. функции по принятию решений о корректировке ставок ввозных таможенных пошлин  переданы наднациональному органу – Евразийской экономической комиссии, и Российская Федерация не может в одностороннем порядке изменять ставки ввозных таможенных пошлин;

– со вступлением в 2012 г. Российской Федерации во Всемирную торговую организацию возникает необходимость соблюдения обязательств, принятых Россией перед ВТО по ограничению верхних пределов, это означает, что   с 2012 г. Россия (с момента присоединения к ВТО) обязуется выполнять все требования этой организации, и в том числе обязательства, по которым нельзя будет устанавливать пошлины  выше соответствующего уровня имплементационного периода.

Более того, будущие обязательства России в ВТО предусматривают дальнейшее снижение ставок по ряду отраслей и отдельных видов товаров.

– Однажды вы высказали мысль, что инициатором установления заградительных пошлин в существующей практике является бизнес, а не государство. Как это сделать практически? Куда обращаться, чтобы инициировать введение или снятие пошлин на ту или иную группу товаров, какие требования к заявительным документам.

– Если действующий  уровень тарифной защиты не обеспечивает определенные преимущества отечественным производителям аналогичного товара, то  любой российский производитель или объединение российских производителей, потребитель или объединение потребителей, импортеров или экспортеров, отраслевые профсоюзные организации или федеральные органы власти  могут  обратиться в подкомиссию по таможенно-тарифному и нетарифному регулированию, защитным мерам во внешней торговле Правительственной комиссии  по экономическому развитию и интеграции с инициативой по корректировке ставок ввозных или вывозных таможенных пошлин.

Для этого заинтересованному лицу (заявителю) необходимо представить в Секретариат подкомиссии – Минэкономразвития России  мотивированное экономическое обоснование, подтверждающее целесообразность введения  предлагаемой меры.         

Справочно: образец заявления и формы документов, находятся на официальном сайте Минэкономразвития России (http://www.economy.gov.ru, раздел «Внешнеэкономическая деятельность»).

В случае принятия положительного решения на  подкомиссии, соответствующее предложение о корректировке ставки ввозной таможенной пошлины  будет направлено в Евразийскую экономическую комиссию для согласования с белорусской и казахстанской сторонами.

Направленные на согласование проекты решений обсуждаются сторонами на подкомитете по таможенно-тарифному, нетарифному регулированию и защитным мерам Консультативного комитета по торговле ЕЭК и принимается решение Коллегии ЕЭК (по нечувствительным товарам) или Совета ЕЭК (по чувствительным товарам).

Если обязательства, принятые Россией при вступлении в ВТО, не позволяют повысить ставки ввозных таможенных пошлин, а  действующий  уровень тарифной защиты не обеспечивает определенные преимущества отечественным производителям аналогичного товара, то  любой российский производитель или объединение российских производителей вправе инициировать проведение защитных расследований в соответствии с нормами Таможенного союза. Соглашения ВТО предусматривают возможность защиты национального рынка с помощью защитных мер (антидемпинговые, защитные и компенсационные пошлины). Данные меры применяются  по результатам расследования фактов осуществления иностранными поставщиками демпингового и субсидируемого экспорта и значительного роста поставок какого-либо товара, наносящего серьезный ущерб национальному производству.

– Есть ли примеры, когда российские компании выходили с инициативой изменить таможенные пошлины? И каковы результаты этих инициатив?

– Ежегодно Подкомиссия рассматривает порядка 100 предложений о  корректировке ставок ввозных и вывозных таможенных пошлин. Основную долю обращений составляют предложения российских компаний о пересмотре ставок ввозных таможенных пошлин.

В 2013 г. по заявлениям компаний были отменены ставки ввозных таможенных пошлин на отдельные виды искусственных вискозных волокон, отдельные виды органических химических соединений, заготовки для контактных линз, мелованную бумагу и картон,  комплектующие изделия для гражданских самолетов, компоненты для комплектных распределительных устройств с элегазовой изоляцией.

Несколько раз продлевалось действие пониженных 5%-ных ставок пошлин  на отдельные виды мелованных бумаг, что привело к переводу заказов на производство печатной продукции в Россию и увеличению загрузки отечественных полиграфических мощностей, росту налогооблагаемой базы. Данная мера позволила сохранять загруженность полиграфических мощностей на уровне 75-80% против 40% в 2009 г.

Вместе с тем в 2013 г. для выравнивания конкурентных условий для компаний  были приняты  решения по повышению ввозных таможенных пошлин в отношении отдельных видов современных жк-телевизоров (производство на территории РФ Sony, Samsung и других),  лифтов и вытяжек, трубоукладчиков и  безынерционных газовых водонагревателей. Решения были направлены на поддержку производителей этих товаров в странах Таможенного союза, увеличение загрузки их производственных мощностей. 

Для увеличения уровня загрузки производственных мощностей предприятий тяжелого машиностроения и увеличения их доли на внутреннем рынке, развития экспортного потенциала подкомиссия одобрила  выделение отдельных подсубпозиций ТН ВЭД ТС и увеличение ставок ввозных таможенных пошлин на производимую продукцию тяжелого машиностроения до уровня обязательств России в ВТО (теплообменники – с 0 до 6,5%; сепараторы для очистки нефти и нефтяных газов – с 0 до 6,5% и с 0 до 7,3%; машины непрерывного литья слябов – с 0 до 7,5%; стальные рабочие валки с – 0 до 8,3%; машины для измельчения или размалывания – с 0 до 5%; части оборудования, не имеющие электрических соединений – с 0 до 5%; части чугунные литые или стальные литые для турбин гидравлических мощностью 25 000 к Вт – с 7,5 до 15%).

Сейчас  соответствующее предложение Российской Федерации находится на согласовании с белорусской и казахстанской сторонами в рамках Евразийской экономической комиссии.

Версия для печати
Авторы: Геннадий КЛИМОВ, главный редактоp журнала «Умное производство»
Разместить ссылку на: 


Добавить комментарий

Автор: *
Тема: *
Код c
картинки: *

Коментарий: